Дело сестер Хачатурян глазами специалиста по детской безопасности

Академия безопасности Ольги Бочковой

Я неоднократно рассказывала, что все дети на тренингах рисуют нам опасного человека, преступника всегда одинаково – черная или полосатая одежда, перчатки, маска, пистолет, щетина, сигарета.

Этот стереотип прочно сидит в сознании детей. Но только ли детей?

Об этом я задумалась, погружаясь в детали дела сестер Хачатурян.

Ольга Бочкова – детский психолог, основатель академии безопасности для детей и взрослых

3 сестры погодки подвергались психологическому, физическому и сексуальному насилию со стороны родного отца на протяжении нескольких лет почти каждый день. Девочки пытались просить помощи, но безуспешно, отец запугивал их. Не выдержав подобной жизни, девочки решили убить отца, чтобы освободиться из этого плена, из концлагеря, в котором надсмотрщиком был их же собственный отец. Убив его, девочки сами сдаются в полицию.
В итоге год расследования, десятки экспертиз, доказавшие неоднократное насилие со стороны отца, нанесенный ущерб их психике, а следствие вменяет сестрам самую тяжкую из всех возможных квалификаций – убийство группой лиц по предварительному сговору.
==========

Оказывается, в обществе нет однозначной позиции по делу, многие поддерживают сестер, а многие и их отца, отрицая обвинения в его сторону и говоря, что он был примерным, добропорядочным и верующим гражданином, такой человек не может быть насильником. А вот девушки – шлюхи, это они вели праздный образ жизни и убили отца из за ссоры.

Почему же нет однозначности, несмотря на доказательства? Почему легче поверить в распутность сестер, чем обвинить их отца?

Обычно, как только люди слышат о насилии детей, они сами готовы линчевать насильника наиболее жестокости образом? Именно это и произошло, но почему-то в обществе так мало поддержки?

Размышляя, я нашла несколько причин:

  1. Тот самый образ преступника. Насильник, абъюзер, садист в сознании общества должен выглядеть как то по особенному, с сумасшедшим взглядом, отталкивающий, неопрятный, страшный и гадкий, он не может быть верующим, помогающим, он может только причинять боль и страдания, властвовать над жертвой.
  2. Тот самый образ жертвы. Жертва в сознании общества – терпит, страдает, она слабая и загнанная. Жертва находится в состоянии безысходности, она зависима и бессильна.

В истории с сестрами Хачатурян жертва и насильник меняются местами.

Жертвы перестали быть жертвами, они стали активны, они не хотели больше терпеть, они прервали насилие так, как смогли в текущих обстоятельствах, с тем ресурсом, который у них был. Но главное, что они перестали быть зависимы и бессильны. А их насильник и тиран наоборот стал жертвой, именно он для всего общества пострадал.

Легко и понятно сострадать жертве, когда она бессильна. Легко обвинять насильника, когда это очевидно.
И совершенно невозможно понять, как это вдруг жертва поднялась? Сразу вопросы - почему же она не сделала это раньше? Почему так тянула? Может не жертва???

Эти мысли накладываются на другие неочевидные представления в обществе.

  • Жертва виновата сама. Она может уйти, а если не уходит, значит ее все устраивает
  • «Он же просто насиловал, а они убили»
  • Возраст девочек, в котором они предстали перед нами, а именно 16, 17 и 18 лет тоже имеет значение. Будь это дети до 12-14 летнего возраста, общество поддержало бы их намного больше.
  • Женщина в обществе всегда образ соблазняющий, сексуализированный, этакая соблазняющая Ева, и поэтому легче верить в то, что именно сестры вели распутный и праздный образ жизни, а их отец был любящим и верующий человеком, который делал для них все.

Отношение к жертвами насилия напоминает мне сейчас отношение к девушкам ведьмам в средневековье.

Связанную девушку бросают в воду, если утонула - не ведьма, жалеем, а если выбралась - точно ведьма, сжечь!!

СЕЙЧАС в России ПО ЗАКОНУ жертва насилия либо должна умереть, либо сесть в тюрьму. По одному исследованию, 80% женщин сидит в тюрьме именно за самооборону при домашнем насилии. 

Можно ли избавить общество от насильников? Хотелось бы. 
Можно ли помочь жертвам насилия? ДА! 

______

Ольга Бочкова, детский психолог, руководитель Академии безопасности Ольги Бочковой